Официальный сайт Ярославского  областного  отделения  «Союз  писателей  России». Сайт Писатель76

НОВЫЕ КНИГИ

  НОВАЯ  КНИГА

       В начале нынешнего года - Года литературы России! - ярославский Издательский дом «Печать» выпустил в свет новую книгу – стихотворный сборник поэта Н. Гончарова «Мы первые в этой Вселенной» под редакцией известного русского поэта Евгения Чеканова.

Евгений Феликсович является и автором предисловия к сборнику. Вот что он говорит о книге и вообще о творчестве собрата по перу:

- Несмотря на устремлённость в космические дали, лирический герой Николая Гончарова не порывает связи с родной планетой, любит её сыновней любовью. Здесь, на Земле – его семья, его дети; в этой земле лежат его предки. Размышляя о прошлом и будущем, о близких и далёких людях, поэт эмоционально окрашивает каждую свою мысль – и его искреннее, прочувствованное поэтическое слово не может не найти отклика в душе читателя.

«Мы первые в этой Вселенной» - третья книга поэта, живущего в древнем и вечно молодом Ярославле.

Николай Гончаров. Мы первые в этой Вселенной: Стихотворения. – Ярославль: Издательский дом «Печать», 2015, - 124 с. Тираж 126 экз.

                                                                                                  Евгений ГУСЕВ

РОДНИКИ  ЗЕМЛИ  НАШЕЙ

       Нередко приходится слышать: иссякли, мол, творческие родники земли нашей, оскудела, «заглохла нива жизни», истощились духовная основа России.

Что ж, категорически не соглашаться с этим вряд ли кто осмелится. Даже те, кто принял как завет слова великого Пушкина, поставившего знак равенства между поэтом и пророком: «И, обходя моря и земли, / Глаголом жги сердца людей».

И вот, как гром среди ясного неба, - книга с названием, которое я вывел в заголовок: «Родники земли нашей». Автор – известный прозаик и поэт из Переславля-Залесского Наталья Михайлова.

О чём книга? Она об этом самом, о родниках, о «духовных скрепах», без чего не жить ни русскому человеку, ни русскому государству.

С первых же страниц испытываешь волнение, сердечный трепет от прикосновения к серебряным, кристально чистым родниковым струям русского духа, бьющим из глубины отчей земли. Книга – гимн, памятник не только людям, о которых с предельной искренностью и любовью повествует Наталья Васильевна, но и времени, эпохе, в которой им, простым, чистым, честным, трудолюбивым и талантливым жителям переславской «глубинки» приходится обитать.

Конечно, книга будет интересна не только переславцам, хотя автор в начале книги обращается именно к ним, к землякам: «Большинство очерков, которые вошли в эту книгу, были написаны мной в разное время работы корреспондентом радио и газет.

Люди, с которыми довелось встречаться, оставили в моей памяти неугасимый добрый след. К сожалению, некоторые герои, скромные, неповторимые, ушли в мир иной. А ведь мы зачастую и не догадываемся, насколько богатые душой земляки окружают нас, какие необычные события с ними происходят.

Не отказав себе в мудрой радости нахлынувших переживаний, сейчас я словно заново разговариваю с ними. Вижу их лица, слышу их голоса, и бесконечно ценю их доверие ко мне.

Все очерки объединены темой того творческого полёта, который присутствует в любом интересном деле, малом или большом, в музыке и песне, темой любви к жизни, к своим корням, к своей земле.

Что касается фотографий, большинство из них сделано мной, некоторые отсканированы с газетных публикаций, потому что оригиналы за давностью лет не сохранились».

Книжка Натальи Михайловой содержит 115 страниц и выпущена небольшим даже по нынешним временам тиражом 200 экземпляров. Но именно о таких изданиях в своё время сказал А.Фет, оставив автограф на стихотворном сборнике Ф.Тютчева:

                                             Но муза, правду соблюдая,

                                             Глядит – а на весах у ней

                                             Вот эта книжка небольшая

                                             Томов премногих тяжелей.

      Знаю, сколь неблагодарное дело – рассказывать о содержании книги, вторгаясь, так сказать, в святая святых авторского текста, замешанного на высоком чувстве любви к людям и земле, их вскормившей. Скажу лишь, что писатель Наталья Михайлова – непревзойдённый мастер «малых форм» - будь то очерк, статья, рассказ или повесть. Но у этой бегуньи на короткие дистанции необычайно глубокое и чистое дыхание, ясный и открытый взгляд, абсолютный литературный слух.

Кстати, чувство художественного слова, чувство «великого и могучего» - дар, который или есть, или его нет. Это – талант, даруемый свыше. Но если ты его, талант, не распознал, не ощутил в себе вовремя, а затем не шлифовал и не оттачивал, погибло дело. У Натальи Михайловой в этом смысле всё в полном порядке. Она помнит завет Е.Баратынского: «Талант – поручение от Бога, и следует выполнять его как можно лучше», и свято следует ему.

Это я к тому, что, как говорится, писатель не тот, кто пишет, а которого читают. Читать произведения Натальи Михайловой – истинное удовольствие.

О себе на последней станице обложки автор пишет: «Медик по профессии, писатель по призванию. Стихи и прозу пишу с детства. Первые публикации появились в 1971 году. Работала в детской поликлинике, в школе, на «Скорой помощи», была корреспондентом радио и газет. Член Союза писателей России с 1992 года».

Что ж, можно бы на этом и остановиться. Но знаю, что будет будоражить мысль о недосказанности. Дело в том, что эта талантливая и умная женщина – а это я точно знаю! – никогда о себе не скажет того, на что имеет полное право, что она заслужила своим «поручением», своим трудом. Поэтому даю краткую творческую справку на собрата по перу.

Михайлова Наталья Васильевна – автор пяти книг поэзии и прозы для детей и юношества, в числе которых «Близкая звёздочка», «Приди, весна красная», «Золотой венок», «Следы на потолке», «Пока мамы дома нет». Её новеллы о природе из книги «Приди, весна красная!» опубликованы в учебнике «Естествознание» (Издательство Просвещение, Москва) для детей младшего школьного возраста.

Талантливая писательница Н.Михайлова отмечена Благодарственным письмом Международного Центра детской дипломатии имени Саманты Смит «За многолетнюю самоотверженную работу с детьми на ниве духовного воспитания и развития юных талантов», а также Специальным дипломом «За организацию Международного творческого конкурса среди школьников «На крыльях Победы».

Бывая в школах городов и посёлков Ярославской области, и в первую очередь в Переславле-Залесском, Наталья Васильевна помогла многим талантливым мальчикам и девочкам опубликоваться в детском журнале Международного Центра детской дипломатии, а в дальнейшем принять участие в различных творческих конкурсах, конференциях, проведении круглых столов и семинаров.

Взрослым читателям знаком её яркий лирический почерк по повестям и рассказам, опубликованным в областных литературных сборниках и альманахах. Писательница постоянно работает, готовит к своему юбилею, который грядёт 19 июня 2015 года, очередную книгу повестей и рассказов.

Наталья Михайлова постоянно участвует во встречах с юными читателями, творчески поддерживает больных и обездоленных в отделении временного проживания граждан пожилого возраста и инвалидов. Возглавляя вновь созданное ею литературное объединение «Берег», ставит своей первостепенной задачей выявление и поддержку талантливых молодых авторов.

Наталья Васильевна по праву считается одним из лучших детских писателей России. Она – единственный представитель Ярославской области в Международном Центре детской дипломатии с правом совещательного голоса при ООН. Она участник  благотворительных программ Центра, конференций, круглых столов, семинаров и т.д.

За последние три года по приглашению писательской организации г. Кирова дважды принимала участие во Всероссийском поэтическом фестивале  «Васнецовские дали» и фестивале народного творчества «Рябовские перезвоны». Являясь их «открытием», участвовала во встречах с читателями, проводила семинары с поэтами и прозаиками, достойно представляя нашу область.

В 2014 году Наталья Васильевна Михайлова назначена полномочным представителем Ярославской писательской организации по Переславлю-Залесскому и Переславскому району.

Поздравляем, Наталья Васильевна, с новой замечательной книгой!

                                                                               Евгений ГУСЕВ,

                                                                               председатель ЯОО СПР

 

НОВАЯ КНИГА ЕВГЕНИЯ ЧЕКАНОВА

       В ярославском издательстве «Канцлер» только что вышла в свет книга избранных произведений известного русского поэта, нашего земляка Евгения Чеканова – «Прощай, земля». Автор, живущий в Ярославле, в будущем году отпразднует свое 60-летие – и выход сборника как бы подводит некий промежуточный итог его творческой деятельности.

       Впервые книга «Прощай, земля» была опубликована в германском издательстве «Stella.ru» в 2011 году – и стихотворный блок новой книги идентичен немецкому варианту. Но нынешнее переиздание автор значительно пополнил: в книгу вошли поэтические переводы с языков народов Кавказа, статьи, выступления, интервью, а также получившие широкую известность в российской литературной среде воспоминания Чеканова о его дружбе с великим русским поэтом Юрием Кузнецовым.

      Небольшой по формату томик получился довольно объёмным – в нём более 800 страниц. Книга замечательно издана, её приятно взять в руки. Фирма «Канцлер» ещё раз подтвердила свою репутацию серьёзного издательства, способного выпускать замечательные книги.

       Отдельное спасибо хочется сказать Администрации Ярославской области, выделившей средства на издание сборника. Думается, что книга достойно представляет давно и  хорошо известного в Ярославской области писателя – Евгений Чеканов предстаёт перед читателем не только как замечательный поэт, но и как переводчик, мемуарист, эссеист...

       Впрочем, предоставляем любителям литературы возможность убедиться в этом самостоятельно: часть тиража книги «Прощай, земля!» уже поступила в ярославские библиотеки.

       Поздравляя Евгения Феликсовича с выходом в свет нового сборника, мы публикуем предисловие к книге, написанное доктором филологии Ириной Калус.

                                                                                                                                Евгений Гусев,

                                                                                                                председатель правления

                                                                                           Ярославской областной организации

                                                                                                               Союза писателей России

ВЫСОКАЯ ПЛАНКА

       В опровержение общей для структуралистов и постструктуралистов концепции «смерти автора», заметим, что отечественный читатель, открывая книгу, всегда стремился познакомиться не только с её героями, но и с их создателем, веря в его индивидуальный дух и личное своеобразие. А русский писатель всегда об этом помнил, потому что воспитывался на сказанных незадолго до рождения А. С. Пушкина словах Н. М. Карамзина, будто бы в пророческом порыве почувствовавшего появление русского гения, способного по-настоящему его услышать: «Ты берёшься за перо и хочешь быть автором: спроси же у самого себя, наедине, без свидетелей, искренно: каков я? Ибо ты хочешь писать портрет души и сердца своего». И по сей день, независимо от того, кто он и где находится, автор интересной книги становится для нас либо лучшим другом на всю оставшуюся жизнь, зажигающим огни новых жизненных смыслов, либо вечным оппонентом по ключевым вопросам бытия — но никогда не «умирает».

       Автор нескольких поэтических книг, в том числе и этого сборника «Прощай, земля» — Евгений Чеканов — безусловный претендент на то, чтобы занять вполне определённое место в читательском сознании. Смысловой масштаб и художественная значимость его стихотворений давно обращают на себя внимание критиков и любителей поэзии. Историк по образованию, лауреат многочисленных премий, главный редактор нескольких изданий, опытный журналист, человек разносторонне одарённый, проявивший себя и как публицист, и как предприниматель, и, конечно же, как яркий поэт, на чьи стихи поётся немало песен, и который сам может взять в руки гитару, — такой автор словно всем существом своим являет «русский вызов» мертвящему постструктурализму.

       Предъявляя последователям Ролана Барта поэта Евгения Чеканова, мы можем уверенно сказать, что, несмотря на заявленное в заглавии его книги прощание с земным, «автор жив» (да ещё как!), и чтобы усмирить его витальные силы, оппонентам придётся немало потрудиться.

       Создавая стихотворения, составившие эту книгу, Евгений Чеканов смог решить свою сверхзадачу, воплотив полноценный, многогранный образ Поэта — провидца и философа, стоящего за строчками всех стихотворений — это поэт, не видящий себя в ином качестве и не желающий иного жребия, поскольку, по мысли автора, только он способен приблизиться к разгадке сути вещей.

       В художественном поиске прочных оснований бытия в этом зыбком мире поэт обращается к своему истинному делу и подлинному предназначению. Он выступает как Гражданин и Философ. Философ — требует от своей музы напряжения мысли, Гражданин — расширяет тематический диапазон от «я», своего «ближнего круга», своего народа, человечества — до уровня вселенной, и камертоном звучит в этом спектре тема России, её прошлого, настоящего и будущего, соединяющихся где-то во вневременной точке.

       Будучи насквозь пропитанными национальным и современным содержанием, такие стихи переживут беспамятную и поверхностную моду, уравнивающую великое и заурядное. Настоящая русская жалость к «родным дуракам» и «родной грязи», глубокая внутренняя сопричастность происходящему не позволяют поэту зациклиться на прочно укоренившемся в поэзии нашего времени апокалиптическом ажиотаже. Он явственно ощущает ведущую его Божью длань.

       Пожалуй, серьёзность и высокая требовательность к себе — одни из главных отличительных качеств лирического героя большинства стихотворений этой книги. Такие стихи, даже если в них сквозит ирония или сарказм, пишутся не ради забавы, а с той подлинной серьёзностью и самоотдачей, с которой сочиняли Тютчев и Фет, Пушкин и Лермонтов, Кольцов и Есенин, Рубцов и Соколов. Каждое стихотворение — попытка шагнуть к краю, прикоснуться к последней черте. Это поэзия глубины, призывающая осмыслить или даже перевернуть себя и свой мир. Для неё характерна особенная кристальная ясность духовного порыва, – та ясность, которой никогда не добьёшься искусственно и которая всегда есть признак настоящего творчества:

       Книга, представляющая собой предварительный итог тридцатилетней творческой жизни, имеет свою внутреннюю логику и структуру – девять муз и тем, девять разделов, девять граней поэтического мира, девять кругов пройденного и побеждённого ада сформировали стиховой монолит, заключающий разные времена и пространства, разные поэтические голоса, образы и суждения, разные лики единого героя, духовно растущего и меняющегося вместе со своими стихотворениями. Так, «Ранние тетради» наполнены звуками ночи и лесной чащи, женскими и детскими всхлипами — это мир снов и неясных воспоминаний, мир жаждущей поглощения чёрной бездны небытия, где царят холод, мрак, ржа и гниль. Не случайно эта часть книги завершается вопросом: «Выйдем мы на свет из мрака или нет?». Ответом становятся последующие главы: леденящий «Ветер с норвежской границы», жестокие «Дождь в империи» и «На развале», очищающее душу тихое сияние «Родных лиц», забрезжившие вдали «И новый свет, и новая земля», и к ним навстречу «Летящий огнь». «Пусть сожжены таинственные книги», поэтическое «раздумье о самом высоком» продолжается. Но если бы в последнем разделе содержались все ответы, поэтический сборник превратился бы в сборник задач.

                                       Вы сами решите задачу,

                                       Хорош ли я был, или плох, —

так заключает автор поэтический раздел книги, передавая читателю право на личное размышление и собственный выбор, а кроме того, предвосхищая нелепость, невозможность однозначных ответов. «А впрочем, останьтесь» — в финале, будто бы отбросив сомнения, хитро призывает Евгений Чеканов собравшихся на поэтический пир «гостей».

       Лучшие образцы русской классической литературы всегда были на всех уровнях глубоко диалогичны, создавая необходимые условия подлинных отношений, показывая взаимосвязь всего живого. В продолжение этой традиции поэзия Евгения Чеканова антиэгоистична — это поэзия «сократического диалога», призывающая читателя стать собеседником, другом, созерцателем прекрасного. Отсюда — бесчисленные обращения и вопросы, эпичность, реализующаяся в самой широкой канве — от русской былинности до городских баек и анекдотов. Стихи густо населены множеством самых разнообразных персонажей, там почти всегда наличествует Другой — тот самый Другой, чьё присутствие позволяет осознать себя в этом мире и вычислить собственную координату. Не случайно именно в творчестве Евгения Чеканова появился в современной русской литературе новый жанр — «объяснения» к стихотворениям, представляющие собой особый сплав поэзии и мемуарно-философского комментария.

       Уверенно можно говорить о том, что стихи Е.Чеканова – ориентир для тех, кто хочет узнать, чем является русская поэзия сегодня – пример чистого звучания «лиры милой», не отданной в жертву сиюминутному. Не блеск холодного ума, а сердечная теплота и любовь к ближнему, желание дарить красоту своей души, стремление быть услышанным и правильно понятым — важнейшие движущие элементы его творчества:

        Творческая эволюция поэта, если исходить из его публицистических утверждений, разворачивается от А. С. Пушкина — к Юрию Кузнецову и далее — к поиску собственной высокой ноты. Не случайно одно из эссе Евгения Чеканова носит название «Учиться мыслить у Пушкина». Такой строй мысли, сложившийся ещё в детстве под влиянием отца, и позволил Евгению Чеканову впоследствии среди поэтов второй половины XX века увидеть «во тьме» звезду Юрия Кузнецов и пойти на её свет.

       Как поэт школы Юрия Кузнецова и продолжатель его традиций, как его ученик и собеседник, Евгений Чеканов сумел поставить перед собой исключительно высокую планку, сохраняя чистоту образа и чеканность стиля, свободу в выражении чувств, буйство жизни и честность перед самим собой. Мы видим классический стих, не изломанный ритмами постмодернистских веяний, не тронутый червоточиной формализма, не содержащий яда бунтарской антиэстетики и запахов сладкого тлена постперестроечной вседозволенности.

       Евгений Чеканов — русский поэт высокого духа, по праву занимающий достойное место в современном литературном процессе; воин слова из несокрушимой «огненной когорты», неутомимый труженик «на родной ниве». Уверена, что за время, прошедшее с тех пор, как эта книга начала своё путешествие к читателю, под пером её автора уже родились новые прекрасные и звучные строки.

                                                                                                                              Ирина Калус,

                                                                                                  доктор филологических наук,

                                                       профессор кафедры русской и зарубежной литературы

       Московского государственного гуманитарного университета имени М.А.Шолохова

НОВАЯ  КНИГА

     Вышла в свет новая книга ярославского прозаика Евгения Кузнецова с оригинальным и таинственным, как всегда, названием «Рад Разум» (Ярославль, ИПК «Индиго», 320 с., 300 экз.).

Роман продолжает эпопею «Быт Бога» (первые романы: «Быт Бога» и «Жизнь, живи!»), исследуя жизнь и проблемы человека и человечества в начале века и тысячелетия.

Духовные искания и быт нашего современника даны на материале в основном отечественной действительности.

Предлагается новый взгляд на суть и смысл человеческой жизни.

Автор – лауреат Всероссийского литературного конкурса короткого рассказа им. В.М.Шукшина 1998 года. Роман «Быт Бога» вошёл в лонг-лист премии «Буккер – Открытая Россия» 2005 года. Роман «Жизнь, живи!» вошёл в лонг-лист премии «Ясная Поляна» в 2011 году.

 

НОВАЯ  КНИГА

       Вышла в свет очередная книга известного ярославского прозаика Алексея Серова «Обеднённый уран» (Ярославль, «Индиго», 286 стр., 500 экз.).

Алексей Анатольевич, будучи самым молодым членом ярославской писательской организации, является едва ли не самым известным на сегодняшний день литератором нашей области. Его охотно публикуют престижные в России литературные журналы и газеты.

Скромный до застенчивости, писатель А.Серов ничего не предпринимает для того, чтобы как-то заявить о себе, пропиариться. Хотя, на мой взгляд, как никто из собратьев по перу имеет на это право. Талантливый человек, он пишет не для того, чтобы напечатали, а что бы напечатали. Строг к себе чрезвычайно. Поэтому и выходят из-под его  лёгкого (но не легковесного!) пера вещи необычайно интересные, высочайшего художественного уровня. Слово – единственный фетиш, чему готов поклоняться этот гордый и независимый человек.

Да простит меня классик, но читая произведения А.Серова, смело можно сказать, что слово его отзовётся – непременно отзовётся! – добром, светом, радостью в любом русском сердце, скучающем по правде.

Да, сегодня любить искусство в себе, а не наоборот, служить «святому ремеслу» (К.Павлова), а не лакействовать – не модно, не престижно. Но от этого – ещё более почётно. Алексей Серов – рыцарь писательского дела, творчества, смелый, честный и мужественный человек, патриот в истинном смысле, абсолютный художник, мастер. И недавнее присвоение ему звания лауреата журнала «Наш современник» - объективная оценка его литературного труда, признание несомненного таланта.

Думаю, писатель Алексей Серов «Обеднённым ураном» обогатит не одну сотню страждущих, алчущих подлинной, высокой русской литературы читателей, утолит жажду людей, ожидающих встречи с настоящим искусством.

Поздравляем, коллега!

                                                                                              Евгений ГУСЕВ

 

«И НЕТ СТЫДА ПРЕДСТАТЬ ПЕРЕД ВСЕВЫШНИМ…»

      В своё время А.Фет на книге «Стихи» Ф.Тютчева сделал такую надпись: Но муза, правду соблюдая, / Глядит – а на весах у ней / Вот эта книжка небольшая / Томов премногих тяжелей.

На этом можно бы и закончить предисловие к поэтическому сборнику «Закон больших чисел» Николая Гончарова. Действительно, любой разбирающийся в литературе, отличающий поэзию от непоэзии, поймёт всё и без моих умозаключений.

Понимая, что этой фразой обрекаю себя и автора на весьма серьёзный разговор о художественных достоинствах сборника, тем не менее попытаюсь, если не доказать читателю справедливость своих слов, то хотя бы поговорить о творчестве талантливого человека.

Будучи традиционалистом, Н.Гончаров не пытается поразить читателя дерзкими рифмами, противоречивыми образами или новоязом. Никакого псевдолитературного трюкачества. Да это и не входит в задачу автора. Ему глубоко чужды словесная эквилибристика и заумь. Чем он занят? «Руководимый Всевышним, / Путь постигаю земной». Вот чем. Кто так может сказать? Только поэт.

Вообще говоря, эта книжка – отчёт о жизненном пути, о своих настроениях, переживаниях, взлётах и падениях, близких людях и друзьях, с которыми судьба свела «вдали от проспектов арбатских и невских». С удивлением и радостью узнаю, что этот неторопливый, скромный до застенчивости интеллигент «с детства знал, как выставлять стропила, / Как топорище продолжает руку». Поэтому, наверное, и говорит уверенно: «Мне досталось хорошее время, / Может, лучшее из времён».

Метафорами стих Н.Гончарова не перегружен, сравнений притянутых за уши нет. А то, что есть – понятно, прозрачно, ясно и точно. Имеющий слух к живому поэтическому слову не пройдёт мимо таких образов, как «гардины облаков», «звёзды, словно сотни светлячков», «липы у Волги, как бестии рыжие», «осень вступила в свой возраст бальзаковский», «луна, скользящая ладьёй по небосводу» и так далее. И здесь нет осознанной погони за звукописью, а если и происходит вдруг, так это «не написал, случилось так» (А.Вознесенский). Поэт не спешит, не торопится, не суетится, поскольку знает о строке, что  «она придёт неявственно, неброско…». Придёт обязательно.

У Николая Гончарова глубокое поэтическое дыхание, что подтверждается массой примеров, стихов, где строка едва ли не на всю страницу: Например: «Не гнетёт своей властью лояльный земной прокуратор…» - в стихотворении «О земном и небесном».

Кстати, наиболее часто встречающиеся слова в книге – Земля, Небо, Мирозданье, Солнце. Именно так – с заглавной буквы. «Смотрят Мирозданья чудеса / Нам из глубины непредставимой». Или: «Я научился слушать тишину, / Улавливая звуки Мирозданья». Или: «Извечен вопрос: кто мы в этой Вселенной?». Или: «Высшая гармония пространства / Движет Мироздания штурвал». Или: «В каждой просветлённой строчке осмысленье Мирозданья…». Или: «Небо коптим под одною звездою, / Но в параллельных мирах пребываем». Философия? Она в стихах есть, но мистики нет.

Только из приведённых выше строк видно, что у автора книги особый поэтический темперамент. К тому же он не прочь порой поиронизировать, скаламбурить. Не обходится и без самоиронии. А это, на мой взгляд, дано не каждому, но делает честь любому уважающему себя художнику. Настоящему художнику.

Вообще говоря, на сегодняшнем литературном поле, на котором буйно разросся бурьян рассудочной поэзии с вызывающе торчащими кочками постмодернизма, творчество Н.Гончарова воспринимается как зелёная трава, пробившаяся сквозь асфальт. «Осенний ветер навевает строфы, / Подсказывает рифмы дождь-соавтор». Хорошо, когда в соавторах дождь, ветер, лист осенний или подорожник («Сколько ран прикрыто и залечено / Этою травою придорожною!»), а не кто-то из собратьев по перу. Писатели, художники, музыканты, – творцы! - которых Гончаров взял в учителя, - вот они, в его стихах: Пушкин, Лермонтов, Евтушенко, Айвазовский, Джек Лондон. А вот Николо Амати с Антонио Страдивари гуляют «тропинками оливкового сада». Вот – Мастер, вот – Маргарита. Видишь всех, словно живых. «Италия», «Венеция», «На Везувии», - названия стихов, «Беатриче», «Микельанджело», «Из Гельвеция» - стихотворные циклы.

Есть стихи-посвящения, написанные к случаю или дате. Честно говоря, всегда с некоторым предубеждением относился к подобного рода сочинениям, поскольку в большинстве своём попадались некие рифмованные конструкции, ничего общего с поэзией не имеющие. Толк в этом «деле» знаю, поскольку немало времени посвятил «датским стихам», «паровозикам», задержавшись на творческой дорожке и чуть вовсе не утратив голос. Вот и здесь с некоторой опаской открыл раздел, где чёрным по белому  написано: «Одноклассникам», «А.Макаревичу», отцу, матери, деду с бабкой. Каково же было удивление, когда не обнаружил ни одной проходной фразы, строки, ни одного пустого слова. Стихи, поэзия! Произведения! Я так не мог, получалось хоть и в рифму, но как-то казённо, с деланным пафосом, без души. Гончарову и здесь – дано.

Он ещё и смелый человек, Николай Гончаров. Но смелость у него не безрассудная, не смелость новичка-стихописца. Здесь – дарование в купе с опытом и мастерством. Это и позволило ему поместить в книгу стихи-баллады – «Ярослав», «Князь-град», «Рыбинское море», поэмы «Теория распада», «Мятеж», «Предел бесконечности». Но сколь ответственное это предприятие! Ведь не привнеси в произведения что-то своё, не скажи что-то новое, - на смех поднимут, закритикуют, в перепеве уличат, а то и в плагиате. В общем, без мужества здесь не обойтись. И позволить себе это может только человек сильный, знающий себе цену.  

Конечно, такие стихи пишут, может быть, и для себя, но они нуждаются в читателе. Будущее всё поставит на свои места. Непоэзия исчезнет, а истинное творчество, как драгоценный металл, станет ещё дороже, ещё крепче, как доброе вино.

Николай Гончаров – художник удивительно светлый, гармоничный. Интонация доверия к жизни и полного её приятия несмотря ни на что – вот, на мой взгляд, основная черта его поэтики. Его стихи – это поэзия вдумчивого реагирования на всё, что окружает, на внутренние переживания. Это стихи-осмысление, стихи-преодоление. Даже там, где появляется ностальгическая интонация, всё равно жизнеутверждающий мотив побеждает.

Поэт не боится в который раз обращаться к традиционным темам, потому что знает: они никогда не устареют. Главное – свой, свежий эмоциональный взгляд:

 

                                      Живу в непростом столетии,

                                      Живу в непростой стране

                                      На этом чудесном свете,

                                      Принадлежащем мне.

 

Точны и тонки у Гончарова стихотворения о природе. Здесь проявляются все достоинства его стиля: чуткость, лири