Официальный сайт Ярославского  областного  отделения  «Союз  писателей  России». Сайт Писатель76

К 70-летию Великой Победы

 

СТАЛИНСКИЙ СОКОЛ ИЗ ЯРОСЛАВЛЯ

     Ярославская земля богата славными именами полководцев и военачальников, внёсших неоценимый вклад в Победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Среди них наиболее известные и яркие – маршал Советского Союза Толбухин Ф.И., генерал армии Батов П.И., генерал-полковники Шарохин М.Н., Виноградов В.И., Харитонов Ф.М., Гулаев Н.Д., Новиков А.А., Труфанов Н.И., генерал-майор А.В.Кирсанов, контр-адмирал И.А.Колышкин и другие. В этом же ряду, несомненно,  В.К.Блюхер и А.С.Щербаков.

Ярославщина – родина двухсот двадцати семи Героев Советского Союза, что является своеобразным рекордом по количеству кавалеров этой высшей государственной награды среди братских республик и областей бывшего СССР. Впрочем, как и по количеству Героев, удостоенных этого звания дважды –  И.Д.Папанин, П.И.Батов, В.М.Голубев, Гулаев Н.Д. Двадцать семь ярославцев стали полными кавалерами ордена Славы.

Время неумолимо, оно не щадит никого. Уходит из жизни старая гвардия. К сожалению, в нашем городе сейчас живёт лишь один ветеран Великой Отечественной войны, кавалер Золотой звезды Героя – Иван Васильевич Пащенко.

Надо сказать, что ярославцы принимали участие во всех войнах прошлого века – и в Испании, и с Японией, и в советско-финляндскую. А кто-то из них «захватил» ещё и Великую Отечественную. Кстати, танкист В.М.Новиков за подвиг, совершённый им при освобождении Мадрида, указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 июля 1937 года первым из наших земляков получил звание Героя Советского Союза. За боевые отличия  у озера Хасан из 70 бойцов и командиров Красной Армии, удостоенных этого высокого звания, двое ярославцев – лётчики капитан А.И.Балашов и старший лейтенант Л.А.Орлов. А в войне с белофиннами этого звания удостоились уже двенадцать ярославцев.

8 июля 1941 года первыми в Великую Отечественную войну звание Героя получили наши земляки, лётчики-истребители М.П.Жуков, С.И.Здоровцев и П.Т.Харитонов, таранившие в небе Ленинграда немецкие бомбардировщики.

Думаю, при решении вопроса о присвоении Ярославлю звания «Город воинской славы», эти сведения должны быть учтены, а то и поставлены во главу угла.

Недавно в разговоре с удивительным человеком, создателем уникальной книги (на днях выходит 5-й том антологии) «Герои земли ярославской», летописцем, писателем, краеведом и хроникёром суровых и славных дней Великой Отечественной войны В.Г.Поповым, речь зашла о Герое Советского Союза военном лётчике В.Н.Наумове.

- Обязательно напиши о нём, - говорил Вениамин Германович, - геройский мужик, вся грудь в орденах. И ещё: большего книгочея трудно себе представить. В военном городке Дягилево, что под Рязанью, где бывший фронтовик проживал с женой до конца жизни, к нему в домашнюю библиотеку ходили чаще, чем в гарнизонную. Да и юбилей у него намечается…  

 Василий Николаевич Наумов родился 7 августа (по новому стилю) 1917 года в деревне Слиньково Ярославского уезда (ныне Гаврилов-Ямский район) Ярославской губернии в крестьянской семье. Окончив семилетнюю школу в селе Великое, поступил в Ярославский автомеханический техникум.

В 1938 году Василий Наумов был призван в ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии и вскоре направлен в Мелитопольское авиационное училище. По его окончании в 1940 году младший лейтенант получил назначение в 132-ю бомбардировочную авиационную дивизию Закавказского военного округа. Перед самой войной старший лейтенант Наумов был назначен штурманом авиационного звена.

В боях Великой Отечественной войны с декабря 1941 года. Воевал на различных видах самолётов бомбардировочной авиации. В составе Кавказского фронта участвовал в Керченско-Феодосийской десантной операции 1941—1942 гг. Затем - в обороне Севастополя в составе Крымского фронта.

С ноября 1942 года по февраль 1943 года подразделение, в котором служил штурман Василий Наумов, поддерживало наступательные операции Закавказского фронта, участвовало в воздушных сражениях на Кубани, поддерживало десант в Мысхако.

         К февралю 1944 года старший лейтенант В. Н. Наумов совершил 204 боевых вылета (в том числе 173 ночных), уничтожив на аэродромах 10 самолетов противника, 12 танков, до 80 автомашин с войсками и грузами, 2 батареи полевой артиллерии,  железнодорожный эшелон с боеприпасами, мост через реку и до роты гитлеровцев. Командование отмечало и его участие в спецоперациях по снабжению партизанских отрядов,  а также личный вклад в организацию боевой выучки летно-штурманского состава.

         Весной 1944 года 132-я бомбардировочная авиационная дивизия стала частью 8-й воздушной армии 4-го Украинского фронта. Наумов был назначен штурманом эскадрильи 63-го ночного бомбардировочного авиационного полка. В его составе Василий Николаевич участвовал в освобождении Крыма. После упразднения 4-го Украинского фронта подразделение вошло в состав 6-й воздушной армии 1-го Белорусского фронта и поддерживало наступление в ходе летней кампании 1944 года.

 В последние месяцы войны капитан Наумов участвовал в налетах на Найденбург, Потеронсдорф и военно-морскую базу Свинемюнде.

13 апреля 1944 года штурману авиационной эскадрильи 367-го бомбардировочного авиаполка 132-й бомбардировочной авиационной дивизии 4-й воздушной армии Северо-Кавказского фронта старшему лейтенанту В.Н.Наумову за мужество и героизм, проявленные в боях за освобождение Родины от немецко-фашистских захватчиков, присвоено звание Герой Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали Золотая Звезда.

Кроме этого в числе боевых наград славного соотечественника – три ордена Красного Знамени, орден Отечественной войны первой степени, орден Красной звезды, а также медали.

          После войны Василий Николаевич продолжил службу в авиации. Стал майором. В 1957 году по медицинским показаниям он был уволен в запас, но с авиацией не расстался. Переехав в Рязань, устроился работать на авиабазу Дягилево в качестве гражданского специалиста.

          13 июня 1980 года Василий Николаевич Наумов скончался. Похоронили его в поселке Дягилево, ныне городской район на западной окраине Рязани.

 Имя Героя Советского Союза В. Н. Наумова увековечено на мемориале воинской славы в городе Гаврилов-Ям Ярославской области, также установлены мемориальные доски на фасаде здания Великосельской средней общеобразовательной школы и на фасаде дома № 18 по улице Белякова в Дягилевском военном городке в Рязани.

                                                                                 Евгений ГУСЕВ,

                                                                                 член Союза журналистов России

ЗАЩИТНИЦА  РОДИНЫ

    10 сентября 2014 года нашей славной землячке, легендарной фронтовичке, автору книги «Дневник разведчицы» Софье Петровне Аверичевой исполнилось 100 лет.

     Поздравления - со всего света. И то сказать, вековой юбилей отмечается не часто. Оставшиеся фронтовики, братья по оружию, коллеги по патриотической работе, по театру имени Ф.Волкова, где прослужила не один десяток лет, - шлют письма, телеграммы, заходят в гости, спешат признаться в любви, засвидетельствовать глубочайшее уважение и благодарность. Искренне рада защитница Родины поздравительной телеграмме Президента России с личной подписью В.В.Путина.

- Жаль, что всего этого не видит мой муж Василий Иванович Малков, многие и многие сослуживцы, коллеги, соратники, - хорошо поставленным голосом профессиональной актрисы говорит фронтовичка, кавалер боевых орденов и медалей. – Что поделаешь - годики. Но мы ещё повоюем!

Давно знаю за ней эту привычку – предупреждать вопросы о возрасте и здоровье этим утверждением: «Мы ещё повоюем!». Не возникает и тени сомнений, что так оно и будет, слушая женщину, сохранившую живость ума, обаяние и остроту мысли. А уж о её юморе и говорить не приходится, - фору даст любому заправскому остряку.

- На фронте без шутки-прибаутки не обойтись, - говорит Софья Петровна. - Бывало, придём с задания – мокрые, усталые, злые. А отдохнём да переоденемся – тут и песни, и стихи, и частушки. Молодые были, жить хотелось. А веселиться умели, хорошей шутке всегда были рады, ждали её. Бывало, веселимся, озорничаем, и только Алёша Сотсков, наш пулемётчик, мрачный ходит. Он всегда был неразговорчив, не принимал наше веселье. Почистит свой «дегтярь», сядет в сторонку и всё хмурится. Но зато в бою не было надёжней товарища, прикроет в любой ситуации. Сам мощный, крупный, с пулемётом обращался легко, умело. Многим он в нашей разведроте помог в живых остаться. Мне, в частности… Кстати, мы с ним сегодня только вдвоём и остались из всех ярославцев, ветеранов 234-й Коммунистической дивизии.

В архиве Софьи Петровны есть пожелтевший от времени номер газеты «Северный рабочий» от 4 октября 1941 года, где опубликована «Речь артистки театра им. Волкова тов. Аверичевой на антифашистском митинге молодёжи Ярославля». Цитирую: «В часы грозной опасности, плечом к плечу со всем народом, встала советская молодёжь на защиту отчизны. Единая воля к победе сцементировала наши тесные ряды, одно большой, горячее сердце бьётся в груди миллионов патриотов. Среди нас нет и не может быть пассивных, равнодушных. Каждый в меру своих сил и способностей, где бы и кем бы он ни работал, помогает отстаивать независимость родины, свободу и счастье народа».

Прошу Софью Петровну показать мне этот архиве. Охотно соглашается, достаёт одну папку, другую, третью. Говорит, перебирая документы:

- О многом я написала уже в «Дневнике разведчицы», но и нераскрытого немало. Вот это фотография Вали Лавровой. В селе Михайловском под Рыбинском, в местной школе, её музей, земляки берегут память о героине. Вот мы втроём с автоматами ППШ, с задания вернулись. Какие разведчики, какие ребята были – Миша Голубев, Лёня Зимин!.. Во время одного ночного поиска Лёня шёл впереди группы, и немцы схватили его. Он даже не крикнул, не позвал на помощь, а подорвал себя и немцев противотанковой гранатой. Настоящий герой. Много таких было.

Софья Петровна задумывается, погружаясь в воспоминания:

- А вот капитан Щуров Василий Иванович, командир противотанковой батареи – красавец, весельчак, острослов. На моих глазах погиб. Сижу, помню, на огромном дереве, корректирую огонь батареи. Вдруг вижу: Щуров поднимает вверх руку, командует «Огонь!», и в это время – взрыв. Вижу только, как эта его рука летит в небо. На куски разорвало. Нашли потом кусок гимнастёрки, где в нагрудном кармане было фото его жены с ребёнком. После войны мы встречались с ними, дружили. Сын Василий Васильевич Щуров до подполковника дослужился. Кстати, Алёша Сотсков после войны тоже большим человеком стал – заместителем директора нашего Шинного завода. Частенько звонит, разговариваем, вспоминаем.

Спрашиваю о молодом симпатичном майоре с множеством орденов на груди.

- О, это Иван Наливайко, заместитель командира артиллерийского полка. Между прочим, в Валю Лаврову был влюблён. Смел и отважен был невероятно. И умница.

Вот ещё одна цитата из выступления артистки тов. Аверичевой на антифашистском митинге молодёжи 2 октября 1941 года: «Крепкими, кровными узами связаны у нас тыл и фронт. Все мы чувствуем себя, как на передовой линии огня, все мы живём одной мыслью, одним желанием: отдать все силы и знания, весь опыт и талант священной борьбе с варварами, с разнузданными и презренными фашистами».

Как-то особенно бережно, с душевным трепетом Софья Петровна открывает ещё один старенький альбом. На первой странице – бравый подполковник, на груди которого полководческий орден Александра Невского, орден Ленина, два ордена Боевого Красного знамени, орден Отечественной войны 1 степени, орден Красной звезды, две медали «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За освобождение Варшавы», «За победу над Германией» и другие.

- Это и есть мой Василий Иванович Малков. Так до конца войны мы с ним и не расставались. Даже тогда, когда он выполнял особое задание командования – из освобождённых областей в братскую Белоруссию перегоняли три с половиной тысячи лошадей со всем имуществом. Сложнейшее задание, не каждому поручат. Полномочия Василию Ивановичу были даны большие, удостоверение подписал сам генерал-полковник Чуйков, командующий 8-й гвардейской армией. В прямом смысле тогда помогли белорусам выжить. Выполнили приказ, не подвели нашу 234-ю дивизию. Кстати, к тому времени она уже именовалась так: Ярославская Коммунистическая Ломоносовско-Пражская орденов Суворова и Богдана Хмельницкого дивизия.

А вот историческая справка: В  конце 1941 года ярославский областной комитет ВКП(б) сформировал стрелковую дивизию из 11700 добровольцев, среди которых было 5311 коммунистов, 2487 комсомольцев и 3902 народных ополченца из всех районов области. Дивизия прошла с боями 2500 километров от Москвы до Эльбы, уничтожив 36486 фашистов и много боевой техники. Днём рождения дивизии считается 12 октября 1941 года.

- «А их повыбило железом…» - цитирует Давида Самойлова моя погрустневшая собеседница. – Обо мне не пиши, а вот о повыбитых железом – обязательно. Уходит, тает наше поколение. Надо сохранить память о людях, о событиях, о всенародном подвиге. Беспамятство  чревато, вредно и опасно. В такой войне победили!

Достаёт ещё одну папку.

- Василий Иванович Малков, мой муж, много над этим работал, особенно в последнее время. Здесь письма, различные справки, отчёты, доклады, газетные вырезки и разное другое из его фронтовой и послевоенной деятельности. Между прочим, на протяжении многих лет возглавлял областной комитет ветеранов Великой Отечественной войны. О его заслугах говорилось немало и в газетах, и по радио. Известный и уважаемый был человек. Многое он успел сделать, опубликовать, но есть документы, которые показываю впервые. Материалы, как говорится, ждут своего исследователя.

И вновь цитата из выступления артистки Аверичевой на митинге 2 октября 41 года: «Мы, работники советского театра, все как один вступили в ряды народного ополчения. Когда это потребуется, артисты будут так же беспощадно уничтожать врагов родины, как это делают доблестные воины Красной Армии… Не быть Гитлеру хозяином на нашей земле, не быть советской молодёжи рабами! – вот наша клятва, скреплённая кровью лучших сынов страны».

- Никакая я не легендарная, - отмахивается Софья Петровна, - просто нельзя было иначе. Все были такими. В победу верили с первого дня войны. Не сомневались в силе народного духа, верили в себя, в командиров. Смерти? Наверное, боялись. Но как-то не придавали значения тому, что могут убить. Вот в плен боялись попасть, это точно. Поскольку больше других знали о зверствах гитлеровцев, своими глазами видели своих замученных товарищей. Но были молоды, и все невзгоды и лишения были по плечу. Как у Кульчицкого: «Не до ордена! Была бы Родина…». Наградами гордились, но не более того. Знали им цену… Про Алёшу Сотскова не забудь сказать.

В пожелтевшей рукописи, где вместо заголовка стоит «В.И.Малков», наряду с сухими словами и цифрами протокольного характера есть и такие слова: «Вступив добровольно в ряды Ярославской Коммунистической дивизии, в дальнейшем именуемой 234-й, прошёл весь её боевой путь от начала формирования до окончания Великой Отечественной войны.

- Немало у меня таких папок, - поясняет Софья Петровна. - Трудно стало читать, разбирать бумаги, но надежды на то, что часть материалов будет издана, увидит свет, дойдёт до читателя, не теряю. Может, и самой ещё удастся что-то написать, - почти всё, связанное с войной и последующей патриотической работой, помню. Целый век прожила, а всё интересно, обо всём хочется знать. Так бы ещё сто лет и прожила!

Доброго Вам здоровья, оптимизма и активного долголетия, защитница Родины!

                                                                              Евгений ГУСЕВ,

                                                                              ЯРОСЛАВЛЬ 

«СОЛНЦА  ХВАТИТ  ВСЕМ…»

      Во время похорон ветерана Великой Отечественной войны, замечательного хирурга, врача высшей категории Р.В.Кублицкого один из его друзей-соратников сказал: «Сердца людей, спасших тысячи человеческих жизней, к сожалению, беззащитны перед временем. Но их яркие и трудные судьбы не останутся забыты ни теми, кого они лечили, ни их потомками». Затем были названы фамилии ярославских медиков-фронтовиков, и первой из них - начальник медсанчасти ярославского УВД Валентина Дмитриевна Рачкова, руководившая подразделением с 1946 по 1975 годы…

      Первое впечатление от встречи с этой легендарной женщиной осталось в памяти навсегда. В отделе кадров УВД, куда принёс заявление о поступлении на службу, сказали: «Сейчас пойдёшь к Рачковой. Имей в виду, женщина строгая. Но не падай в обморок, – добрейшей души человек!».

      Озадаченный напутствием, выяснил у знакомого сотрудника, что «добрейшей души человек» - фронтовичка, не терпящая ни малейшего разгильдяйства и распущенности. Строга, но приветлива, любит пошутить.

Более противоречивой характеристики придумать трудно.

Окончательно сбитый с толку, вошёл в кабинет. За столом с двумя телефонами и идеально разложенными документами, сидела пышноволосая привлекательная женщина в белом халате, под которым угадывался строгий костюм.

Извинившись, что «заставила ждать», встала и протянула для приветствия руку. Попытался что-то сказать, но она остановила: «Очень хорошо! Мы люди военные, значит, будем лаконичны! Лады?».

Лады-то лады, но… Буквально минуты через три и не заметил, как был втянут в разговор, попав под сумасшедшее обаяние этой женщины. Ощутил на себе по-матерински внимательный взгляд, когда рассказал, что служил в ГСВГ в роте разведки танкового полка. Задумчиво и с какой-то грустью произнесла: «А вот это хорошо». Чуть позже узнал причину такой реакции, – к танкистам относилась трепетно. А сейчас непостижимым образом разговорила, заставила пуститься на откровенность. От смущения не осталось и следа: передо мной было воплощение доброты и участия, интеллигентности и чуткости.

Узнав, что перед ней сын фронтовика, участника Сталинградской битвы, с каким-то особым вниманием и теплотой посмотрела на меня: «Отцу – привет! Я тоже была под Сталинградом…»

      Не могу сказать, что с этих пор между нами возникли какие-то особые – дружеские или доверительные - отношения, но при каждой встрече на её лице появлялась знаменитая «рачковская» улыбка: «Как отец? Привет сталинградцу!»

Кстати, до сих пор в разговорах о Валентине Дмитриевне приходится слышать, особенно от ветеранов ОВД: «Бывало, так отругает, что дух вон! А улыбнётся – жить хочется! Светлый человек!»

      Помню своё удивление, когда на одном из торжеств по случаю Дня Победы увидел на груди Валентины Дмитриевны высокие боевые награды: ордена Отечественной войны и Красной звезды, медали «За боевые заслуги», «За освобождение Праги», «За освобождение Варшавы», «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией» и другие. И рядом с этим «иконостасом» - гвардейский знак, которым, как потом узнал, она особенно дорожила.

      Именно тогда и захотелось узнать побольше об этом удивительном человеке, об этой миловидной, простой и добросердечной женщине, о майоре милиции В.Д. Рачковой.

      Забегая вперёд, скажу, что фронтовая судьба Валентины Дмитриевны сложилась так, что ей пришлось принимать участие в самых тяжёлых, решающих боях 52-й мотомеханизированной бригады 15-го танкового корпуса 3-й танковой армии, которой командовал маршал Рыбалко. Пришлось воевать под Сталинградом, на Курской дуге, участвовать в Россошанско-Алексеевской операции, освобождать Харьков, Киев и далее идти до Берлина, до Победы.

      О себе говорила кратко: «Судьба как судьба. Все мы тогда жили одним – ненавистью к врагу. В 42-м году, после окончания Ивановского мединститута – сразу на фронт. С 42-го по 44-й – начальник приёмно-санитарного отделения медсанвзвода 23-й мотострелковой бригады 7-го гвардейского танкового корпуса. В феврале 43-го – ранение, в ноябре – контузия. До конца войны – ординатор хирургического отделения… С 1967 года – Отличник здравоохранения СССР!» – добавляла с обворожительной улыбкой.

      Состоялся у нас ещё один разговор, который воспроизвожу по памяти, поскольку Валентина Дмитриевна предпочитала исключительно живую беседу безо всяких «конспектирований».

- На фронт уходила с чемоданчиком, где были лекции и учебники по хирургии. Этот предмет на последнем курсе изучали особенно тщательно: знали, чего потребует от нас  война. А практику нам, необстрелянным девчонкам, пришлось проходить во фронтовых госпиталях. И то, что довелось увидеть и испытать, не могло привидеться в самом страшном сне. Как жалко было молодых ребят, израненных, искалеченных! Сколько ампутаций пришлось сделать, чтобы спасти их жизни! По самой грубой прикидке, думаю, через мои руки прошли тысячи раненых. А сколько раз меня саму спасали коллеги! Они буквально вернули мне лицо, сшивая раны. Ведь мне было тогда всего двадцать три, и так хотелось счастья! А с осколком, что влетел в лёгкое под Харьковом, так и живу до сих пор…

      Помолчав с минуту, задаёт несколько вопросов о моей армейской службе, о творчестве, об отце. Затем, как бы спохватываясь, продолжает:

      - Память не даёт жить спокойно. Всех помню, с кем была на фронте. И живых, и мёртвых. Каждую ночь их вижу, с кем из одного солдатского котелка кашу ели… По-разному сложилась судьба моих фронтовых подруг. В основном, у всех хорошо. У меня выросли две дочери, одна из них воплощает мою мечту – она врач-педиатр. У меня четверо внуков. И я от всей души желаю им счастья. И их детям, и их внукам!

      Встаёт, давая понять, что надо заканчивать разговор:

      - Ненавижу проклятую войну! Войны не должно быть, не может быть никогда. Война – смерть и горе. А человек рождён для жизни и радости. А солнца - хватит всем!..

      3 апреля 2015 года Валентине Дмитриевне Рачковой исполнилось бы 95 лет.

      Вечная память, защитница Родины!

                                                                                                                  Евгений ГУСЕВ,

                                                                                                  член Союза писателей РФ,

                                                                                         ветеран органов внутренних дел