Официальный сайт Ярославского  областного  отделения  «Союз  писателей  России». Сайт Писатель76

Ярославль литературный

ВНИМАНИЕ! По вашим многочисленным просьбам на нашем сайте размещаем полную электронную версию второго номера журнала "Причал".

Прочитать его вы можете здесь. 

ЕСТЬ  МНЕНИЕ…

(Из выступления на презентации 2-го номера журнала «Причал»)

Извините, если где-то повторю сказанное главным редактором.

Для меня «Причал» явился журналом открытий и откровений.

Здесь я открыл для себя прозаика  Тамару Пирогову, Альберта Максимова как  искусствоведа, поэта Анатолия Смирнова в качестве литературоведа, состоявшегося писателя Александра Некрасова.

Журнал открыл для меня поэтов Александра Богачука, Милену Гостеву, Ангелину  Юрьеву (вчерашнюю школьницу). Любу Серикову знаю давно, но такую – впервые.

Радостно видеть, что не забыли «великих стариков» - И.А.Смирнова и А.Ф.Грачёва.

Приятно встретиться с талантливыми произведениями М.Корнилова, В.Мутина, В.Голикова, Н.Кудричевой, Л.Желенис, Н.Родионова, В.Серова, Т.Ластенко, Н.Гончарова.

О прозе Алексея Серова, лауреата премии журнала «Наш современник», разговор особый и он впереди. Великолепна повесть Альфреда Симонова, действительно, – проза поэта. Подстать ему Олег Татарченков. Тамара Дадианова – наш человек. Дмитрий Кшукин, на мой взгляд, всё больше утверждается в краеведческой теме, но главное – он владеет пером. Рядом с ним сидят молодые дарования Наталия Кругликова, Елена Лебедева, Наталья Шарина, Егор Радостин. Не за горами то время, когда они станут профессиональными писателями. Все предпосылки к этому есть.

Не перестаю удивляться широте таланта и масштабу познаний М.Халилова, - чувство русского литературного языка – поэтического и прозаического! – потрясающее. Вот уж, действительно, талант не имеет национальности.

Вообще говоря, в журнале нет слабых в художественном смысле вещей. И быть не может, пока изданием руководит Е.Чеканов. Повторю слова главного редактора:

- Единственный критерий, главное условие отбора материалов для публикации – талант, наличие дарования. Автор должен обладать «лица не общим выраженьем».

Собственно говоря, «Причал», на мой взгляд, как раз и есть - лицо ярославской литературы, без румян и белил, подлинное, какое есть.

У «Меры», кстати, тоже было лицо. Правда, искажённое гримасой лукавства и самодовольства. Талант был подменён клановостью. Позиции не было, была – поза. Журнал делался для себя и под себя. Поэтому кемоклидзе-скибинская прохиндиада закончена, - и теперь людям, читателям можно прямо смотреть в глаза.

Глупо было бы утверждать, что журнал без недостатков. От некоторых пугливых и слабонервных авторов приходится слышать, что не стоило бы Гусеву в первом номере «выносить сор из избы». Конечно, сор из избы – плохо, но сор в избе, как известно, – и того хуже! Не мне решать, но журнал и впредь будет реагировать, отвечать зарвавшимся «остепенённым умникам» открыто и прямо.

Кстати, как можно сделать вывод, по-настоящему талантливым авторам вход на страницы журнала не заказан. А ссор и конфликтов никто не хочет, но ситуация вынуждает быть жёсткими.

И всё-таки главное открытие и откровение для меня в журнале – это главный редактор. Тому, как он работает, следует поучиться. Впервые встречаю человека, в котором так органично сочетаются два таланта – писателя и редактора. Второму надо собирать материал, вычитывать, встречаться с авторами и обсуждать правку, выслушивать недовольство, претензии, обиды. Даже фотографировать самому приходится. Первому - параллельно, что ли? – заниматься собственно творчеством, то есть писать стихи, очерки, обзоры, критические заметки, а также делать переводы на русский язык классика дагестанской поэзии Сулеймана Стальского, обещающими быть лучшими в истории наших двух литератур. И ещё, что также требует времени и душевных трат, участвовать в спасении организации, в освобождении от псевдописателей и завуалированных антипатриотов. Работоспособность – фантастическая. И об этом, считаю, тоже надо знать и говорить.  

Поэтому журнал «Причал», на мой взгляд, - то издание, которое нужно ярославскому и писателю, и читателю.

Благодарен И.В.Пухтий и В.Д.Кривенко, руководителям Союза журналистов и Союза композиторов, художникам, представителям духовенства, а также членам лито из многих городов и районов области, пришедших на наш праздник. Но ничуть не сомневался, что сегодня не будет телевидения и других СМИ. От простых корреспондентов и операторов не раз слышал, что они всей душой с ярославскими писателями, но ангажированные «партией власти» руководители твёрдо следуют наказу временщиков «не пущать» на экран «этих патриотов». Метят, получается, в творческий союз, а бьют по культуре в целом. То есть во все лопатки борются с постановлениями Правительства и указами Президента России относительно развития духовности в Ярославской области и государстве, составляя тем самым «угрозу национальной безопасности страны» (В.В.Путин). Скудоумие? Думаю, что дело здесь серьёзнее, вопрос глубже. Скоро разберёмся.

Конечно, это не совсем та тема, которую следует поднимать на презентации литературного издания. Но литература – часть общей культуры, поэтому я и позволил себе такое «лирическое отступление». Да и наболело, честно говоря.

Предполагаю, что «рукопожатным» гербертам-пономаренкам-скибинским-коноваловым-горшковым «и разным прочим шведам» причаливать к журналу бессмысленно, честные писатели рядом с собой эту камарилью не потерпят. Духовным пигмеям возле «Причала» ошиваться не стоит, их место в прилитературных отстойниках. «Назад, в лакейскую!» - говорят авторы и редколлегия писательского журнала околотворческим холуям и напёрсточникам, сочинителям «сказок для детей и взрослых». Ничего своего у этих господ за душой нет, всё в них лживо и мелко, как и в «патронах», тащивших их в своё время за уши в Союз писателей. Насквозь фальшивые содержатели «Бродячих @» зря «клацают зубами» (Ермолин), скуля из своих академических подворотен. Вовсю «разводят опиум чернил / слюною бешеной собаки» (Пушкин), публикуя в легковерных и неразборчивых «Вопросах литературы» свои «высокие мысли»,  не понимая, что «всё это - на воде круги, / дань сплетням, глупостям застольным».

Авторитет журнала определяется авторитетом авторов. Это аксиома. И недостатка, насколько мне известно, в качественных материалах у Е.Чеканова нет. Редакторский портфель не пустует.

А путь к «Причалу» открыт для всех, кому дорога русская литература.

                                                                                         Евгений ГУСЕВ

29 августа 2014 г., библиотека им. М.Ю.Лермонтова

 

           ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

По страницам второго номера журнала «Причал»

       В ярославских киосках только что появился свежий номер нового областного литературного журнала «Причал». На страницах издания опубликованы произведения тридцати ярославских авторов – это стихи, проза, очерки, интервью, литературоведческие и историко-литературные исследования.

       Сразу обращает на себя внимание больший, по сравнению с первым номером, «территориальный охват» – в журнале помещены материалы по истории Ярославского и Некоузского районов области, произведения авторов из Ростова Великого, Мышкина, Пречистого, Большого Села. Хотя, безусловно, тон по-прежнему задают авторы из Ярославля и Рыбинска.

       Если говорить о наиболее объемных публикациях номера, то сразу бросается в глаза материал писателя Бориса Фарафонтова «Прерванный взлет», знакомящий с историей жизни и деятельности бывшего председателя Ярославского облисполкома Владимира Ковалева. Это, пожалуй, первый основательный очерк, посвященный нашему замечательному земляку, почетному гражданину Ярославля, готовящемуся отметить в конце ноября нынешнего года свое 80-летие. Читателей наверняка заинтересуют многие, малоизвестные прежде, эпизоды жизни Владимира Андреевича, судьба которого, по мнению автора очерка, является замечательной иллюстрацией к страницам истории нашего Отечества.

       Многие произведения прозы второго номера «Причала» отличаются острой социальной направленностью. Так, маленькая повесть ярославца Альфреда Симонова «Не торопись, Савелий» отражает реалии жизни современного ярославского села. Это повествование о конфликте, назревающем между крестьянами и зарящимися на их земельные паи «дачниками». Ситуация, увиденная взглядом городского человека, вылилась в непростой рассказ о том,  что происходит в сегодняшней русской деревне –

рассказ, проникнутый незлобивой иронией автора и его верой в то, что любовь селян к родной земле окажется сильнее, чем тяга к материальному достатку.

       Ностальгические рассказы большесельца Александра Некрасова заставляют каждого читателя вспомнить о своих отроческих годах. Увиденные внутренним взором и любовно воссозданные автором эпизоды его детства окрашены не только в светлые тона. Эти рассказы – еще и глубокое раздумье о несовершенстве мира, сплетенного из тревожного пространства и непостижимого времени, и попытки автора разгадать тайну  своих мистических снов, и мучительный  анализ той душевной смуты, что постигает каждого мыслящего человека, перешагнувшего определенный порог возраста и вглядывающегося в свою душу, в свою биографию. Но подборка рассказов А.Некрасова все-таки не зря носит название «Кусочек Эдема». Именно так – как кусочек земного рая, вечнозеленой страны вечного блаженства, видит автор детские годы:

       «Самое первое мое воспоминание об этой жизни: стою я без штанов на теплой земляной тропинке, жмурюсь на утреннее солнышко, рядом очень приятно пахнут большие белые цветы, и ничего-то мне не надо, только чтобы мама рядом была; да вот и она – ласково окликает меня от близкой огородной грядки…

       Сейчас даже не верится, что это – я, что всё это было со мной. Куда же утопал тот малыш босыми ножонками по теплой, мягкой от пыли тропинке?»

       Рассказы Надежды Кусковой, живущей в Мышкине, рисуют жизнь типичного российского райцентра. Но взгляд автора не назовешь обычным. Мир видится этому прозаику как бы развернутым во времени: реалии сегодняшнего дня обязательно имеют некую отдаленную причину – далеко не всегда видимую явно. Иногда писательница прямо указывает на эту причину – как в рассказе «Дом над обрывом», где фоном взята жизнь школы-интерната для детей «с ослабленными умственными способностями». Мать одного из таких детей, сдавшая сына в интернат после неудачного аборта, сама говорит на страницах рассказа о своей вине. Но подчас в жизни трудно понять, кто именно или что именно столкнуло ситуацию со светлой полосы на темную – и для того, чтобы выявить первичную причину торжествующего зла, приходится вспоминать многое и многих. Автор рассказов, объединенных названием «У речки серебристой», как и его герои, обладает хорошей памятью – и не ленится вспоминать. 

       У Кусковой довольно жесткое перо, она не чурается описания темных сторон человеческого существования. Однако сквозь мрачноватые реалии райцентровского быта, описываемого автором, почти всегда просвечивает нечто светлое – иногда это характер одного из героев, а то и просто его реплика. И этот свет, всегда пробивающийся сквозь тьму, тоже имеет свою причину, основу: это – народная нравственность, нисколько не поколебавшаяся за минувшие десятилетия.

       Произведения Анастасии Смирновой, Вячеслава Пилипца и Олега Татарченкова возвращают читателя в мир большого города. Тревожным, сумрачным, а подчас и трагическим предстает этот мир в рассказе В.Пилипца «Фиолетовый вечер». Но история влюбленного интеллигента, ведущего жизнь бомжа, написана пером художника – и поэтому тоже не оставляет впечатления безысходности. Фиолетовый вечер, желтое марево городской улицы, ярко-синий цвет рекламных вывесок и тускло-красный, пронизанный сигаретным дымом, свет, в котором движутся фигуры героев автора, завсегдатаев городских кафе, – все эти краски создают почти импрессионистскую картину жизни и заставляют читателя поверить в немалый творческий потенциал автора. Хочется надеяться, что столь яркий дебют Вячеслава Пилипца в области серьезной художественной прозы будет иметь достойное продолжение.

       Отрывок из романа ярославца Олега Татарченкова погружает нас в жизнь

журналистов. Работавший в нескольких печатных средствах массовой информации, автор уверенными и жесткими мазками рисует быт и нравы областных газетчиков, показывая их мир изнутри – и многие ярославские «акулы пера», наверняка, узнают в героях Татарченкова самих себя, или своих знакомых. Но автор пишет явно не ради того, чтобы задним числом свести счеты с теми из коллег, кто был ему неприятен. За перипетиями жизни героя, криминального репортера Игоря Уфимцева, за описанием его трудов и любовных похождений встает образ современного молодого горожанина, ежедневно вынужденного делать некий судьбоносный выбор, мучительно ищущего единственно верный путь среди десятков троп и тропинок. Этот герой стремится, прежде всего, не к материальным благам и не к соблазнам большого города, а к тому, чтобы быть честным перед самим собой. И прислушивается он, прежде всего, не к оценкам коллег и мнению начальства, а к голосу собственной совести.

      Лирическая героиня «коротких рассказов» Анастасии Смирновой, дебютирующей во втором номере «Причала» в качестве прозаика, чем-то сродни репортеру Игорю Уфимцеву. Возможно, их объединяет стремление подняться над ежедневным бытом, увидеть себя и своих близких глазами не умеющей и не желающей лгать души. Но, в отличие от Олега Татарченкова, Анастасия Смирнова склонна гораздо дольше задерживать взгляд на большинстве окружающих ее вещей и ситуаций, гораздо более пристально всматриваться в «детали мира». Кажется, от ее внимания не ускользает ничто – ни окраска шмеля, залетевшего в грязный городской подъезд, ни выражение глаз соседей по трамвайной поездке, ни особенности говора деревенских старух, ни трепет женской души, отделенной от нас многими веками.

       Эта пристальность взгляда, вкупе с честностью сердца, многое обещает. Думается, Анастасия Смирнова могла бы предложить читателю не только короткие рассказы, но и вещь большего объема, замахивающуюся на серьезное художественное исследование нашего времени.

       В номере – семнадцать поэтических подборок. Наряду с хорошо известными ярославскому читателю именами Сергея Хомутова, Леонида Советникова, Евгения Гусева, Тамары Пироговой, Николая Родионова, по-хорошему удивляют и привлекают внимание подборки стихов Надежды Кудричевой, Александра Авдеева, Мамеда Халилова, Елены Ивахненко, Николая Гончарова, Александра Богатырева, Евгения Капитанова. Пожалуй, настоящим открытием можно считать публикации не очень пока известных ярославских авторов – Александра Богачука и Милены Гостевой. Мужественный, резкий поэтический голос А.Богачука выделяется даже на общем фоне стихотворений номера, ни одно из которых нельзя назвать бездарным. Очень жаль, что доселе этот неординарный, вполне сложившийся поэт-романтик находился в некоей «тени», отбрасываемой его более известными коллегами по ярославскому поэтическому цеху. И очень хорошо, что журнал нашел возможность достойно представить этого замечательного автора.

       Милена Гостева, похоже, пребывала в той же самой «тени». Ее прежние публикации не вызывали того чувства радостного изумления, которое охватывает при чтении стихотворений этого автора, опубликованных во втором номере «Причала». Возможно, тут сыграл роль и редакторский отбор. Во всяком случае, поэтическая подборка Гостевой «Меж вечностью и мигом» заставляет читателя ощутить тот трепет, который всегда возникает при знакомстве с подлинной поэзией:

                                       Выйду в полночь.

                                       Над миром дорога из звезд –

                                       беспечальна, безмерна, пустынна,

                                       словно это во времени выбитый мост

                                       человечеством, жившим доныне.

                                       Что таит он?

                                       О чем указующий перст?

                                       Что его безмятежность скрывает?..

 

                                       Над бездонным простором

                                       торжественный Крест

                                        возгорается и остывает.

       И еще большую радость и восхищение вызывает знакомство с поэтическим миром Владимира Серова. Не зря второй номер «Причала» начинается с большой подборки стихотворений именно этого автора. Созрев как-то незаметно для многих знатоков ярославской литературной среды, В.Серов являет себя в этой публикации как глубокий, мощный поэт совсем не провинциального уровня.

       Лирический герой Серова – настоящий патриот своей родины, России. И этот патриотизм – не показной, не поверхностный, а глубинный, заставляющий вспомнить хрестоматийные строки Николая Рубцова:

                                       С каждой избою и тучею,

                                       С громом, готовым упасть,

                                       Чувствую самую жгучую,

                                       Самую смертную связь.

       Вот как говорит о том же самом лирический герой Владимира Серова:

                                        То справа налево, то слева направо,

                                        Скрипя раздраженно цепочкою ржавой,

                                        Фонарь над колодцем, всю ночь напролет,

                                        Качается в бездне осенней – и тени

                                        Здесь живших задолго до нас поколений

                                        Блуждают за светом, то взад, то вперед.

                                        …………………………………………….

                                        Смотрю на пути, что петляют и рвутся,

                                        На тени людей, что навек остаются

                                        Меж нами, живыми, по-своему жить,

                                        Встречаться, как это велось и ведется,

                                        Лишь спустятся сумерки, возле колодца…

                                        Здесь родина. Некуда им уходить.

 

                                        И мне, почему-то, ни горько, ни больно,

                                        А как-то в душе непривычно спокойно

                                        За то, что я с жизнью своей, может быть,

                                        Сегодня лишь только пришел к примиренью –

                                        И пылью дорожной готов стать, и тенью.

                                        Мне некуда с этой земли уходить.

       В поэтической подборке этого автора немало произведений, вполне достойных быть помещенными не только в ярославскую, но и в общероссийскую поэтическую хрестоматию. К сожалению, до появления этой публикации Владимир Серов (как все подлинные таланты, весьма скромный в быту человек) тоже пребывал как бы в некоторой «тени» – но мощный луч света, направленный на него с «Причала», высвечивает теперь нам его, как замечательного русского поэта российского уровня. Впрочем, предоставим любителям поэзии возможность самим убедиться в этом, и перейдем к другим публикациям.

       С первого же своего номера журнал «Причал» позиционировал себя в формате издания, печатающего не только стихи и прозу, но и краеведческие, исторические, литературоведческие статьи. Читатель, успевший познакомиться с первым номером, помнит публикации под рубрикой «Родиноведение», «Литература и наука», а также тонкий «литературоведческий этюд» рыбинца Анатолия Смирнова. С удовольствием отметим, что второй номер расширил этот раздел. Под рубрикой «Уроки истории» опубликовано исследование Олега Гонозова «Серпом и молотом по Ростовскому уезду», повествующее о бесчинствах, творимых представителями Советской власти по отношению к Русской православной церкви и верующим в первые десятилетия после Октябрьского переворота 1917 года. Ярославский историк-краевед Дмитрий Кшукин в материале, названном «Сквозь дымку времени», рассказывает о своем родовом гнезде, приволжском селе Диево-Городище, вплетая в повествование о судьбе своих предков малоизвестные факты, интересные исследователям истории русского театра и специалистам, изучающим историю Ярославского восстания 1918 года. А ярославский ученый, доктор философских наук Тамара Дадианова посвятила свою статью грузинской царице Тамаре, ставшей, как известно, известной православной святой.

       Взахлеб читается интервью, взятое корреспондентом журнала Натальей Спеховой у создателя сельского музея «Сить» Владимира Жолудева, живущего в деревне Васино Некоузского района. Владимир Михайлович рассказывает об истории возникновения музея, о трудах по его наполнению экспонатами, о своих помощниках (к сожалению, немногочисленных), о планах по развитию сельского туризма в своем родном районе. И этот рассказ буквально завораживает – как и характер самого создателя музея. Читая интервью, поневоле загораешься страстью Владимира Жолудева, проникаешься его печалью об отсутствии рядом с ним таких же, как он, пассионариев – той печалью, что вынесена в заголовок этого материала и звучит, как вздох: «Найти бы человека горящего…».

      Но журнал, все-таки, прежде всего литературный, а не краеведческий. Поэтому весьма уместными выглядят здесь статьи Сергея Хомутова и Николая Смирнова (оба – члены редколлегии «Причала») о творчестве замечательного рыбинского поэта Леонида Советникова. А упомянутый выше Анатолий Смирнов в статье «Рождение мелодии», прослеживая рождение и развитие определенной поэтической интонации, дает детальный разбор многих строф Есенина, Блока, Жемчужникова, Некрасова, Лермонтова и Цветаевой. Хорошая школа для молодых поэтов!

       Кстати, о молодых. Большинство авторов номера – люди зрелые, устоявшиеся, ориентирующиеся на традиции классической русской литературы. Но это совсем не значит, что пришвартоваться к «Причалу» не могут авторы юные, экспериментирующие. Ведь эксперимент эксперименту рознь, и если в своих творческих поисках автор не

забывает о живой душе, – и своей, и чужой, – такие эксперименты можно только приветствовать.

        В этой связи стоит сказать несколько слов о подборке стихотворений Любови Сериковой, стоящей среди других поэтических публикаций номера несколько особняком. Иному любителю классической поэзии может показаться, что многие строки Сериковой являются этакой словесной эквилибристикой и кое-где превращаются в самопародию. Но вчитавшись в «Белый день» (так названа подборка стихов поэтессы из Ярославля), понимаешь, что за лавиной иронических строчек встает просто жизнь современной российской горожанки, воспитывающей маленького сына и тревожно вглядывающейся в горизонты своей судьбы. Серикова умеет, вроде бы смеясь, заставить читателя загрустить, за ее иронией явственно проступает горечь; ее метафоры не просто своеобразны и выразительны, но и заставляют задуматься.

       Вот замечательный образец поэтической речи этого автора:

                             А сын лепечет, что желает «дэу»,

                             а может, деву – я плохой толмач.

                             Химеры из картофельных очисток

                             мне удаются лучше, чем слова,

                             тем более – чем пониманье слов,

                             другим произнесенных человеком.

                            Я и без слов увязла в чудесах:

                             морковь, переплетясь в развратных позах,

                             медлительно мечтает о любви,

                             подсохли привиденья на балконе,

                             стиральный звездолет раззявил люк

                             и кровоточит радуга на кухне –

                             вареньем. Но совсем не сладко ей…

                             И от такой драматургии быта

                             я, кажется, вот-вот откину всё:

                             рога и крылья, плавники и ласты,

                             вторую кожу, жабры, когти, хвост –

                             и, наконец-то, стану человеком.

                             Так пусть бормочет басом холодильник:

                             мол, что-то там прогнило, и давно, –

                             я знаю, что мой дом – не Эльсинор,

                             благополучно разрешатся драмы

                             и каждый день, бесспорно, – белый день,

                             как млечный путь на маленькой щеке

                             любимейшего в мире человека.

       Читая такие стихи, понимаешь, что «словесная эквилибристика», мешающая кому-то адекватно воспринимать поэтическое дарование Любови Сериковой, является для самого автора всего лишь «рогами» и «ластами», которые могут быть, в конце концов, и отброшены – поскольку дело не в них, а в чем-то гораздо более важном и ценном.

       Любопытно, однако, что еще более молодое поэтическое поколение (а Любови Сериковой сегодня всего лишь 30 лет с небольшим «хвостиком») идет подчас не по пути своих прямых предшественников, экспериментаторов-«метафористов», а по магистральному пути, проложенному классиками. Доказательством тому служит опубликованная во втором номере «Причала» небольшая подборка стихотворений еще одного ярославского автора – первокурсницы Демидовского университета Ангелины Юрьевой. Вот как пишут нынешние 20-летние:

                              Сполоснуты росой мочалки мха.

                              На возвышеньях земляных навалов

                              Сосет сосна каменьев потроха,

                              Качая жизни ток из минералов.

 

                              Как будто в танце надломился стан –

                              Березы тощей светлый ствол изломан.

                              И белой ночи северный дурман

                              С лесной землей в двустишие срифмован.

       Положим, «изломан – срифмован» – не очень-то удачная рифма, но ведь читатель явственно видит и эти «мочалки мха», сполоснутые утренней росой, и надломленный стан северной березки… а впервые увидел всё это и запечатлел в слове совсем юный человек. И этому человеку, чтобы создать выразительный поэтический образ, совершенно не потребовался опыт Еременко и Гандлевского, Парщикова и Ивана Жданова. Оказалось, что вполне достаточно классической традиции!

       «Причал» не был бы «Причалом», если бы обошелся без полемики. Тем более, что после выхода в свет первого номера журнала в ярославском интернет-пространстве разыгрались нешуточные страсти. В статье «Странные персонажи и болезнь сердца» корреспондент журнала Иван Комлев приоткрывает некоторые «тайны мадридского двора», связанные с  созданием и финансированием «Причала» и знакомит читателя (пусть и шапочно) с некоторыми недоброжелателями журнала. Написано едко, – и поневоле думается, что этот материал доставит доморощенным критикам несколько неприятных минут. Что ж, поделом: пусть окололитературные моськи поопасятся в следующий раз лаять на слона.

       А всех тех, кто ждет от ярославских литераторов не перебранок в интернете, а талантливых рассказов и повестей, стихотворений и очерков, краеведческих и исторических исследований, я приглашаю в ярославские киоски и библиотеки – там ждет вас второй номер «Причала». Поговаривают, что электронная версия номера появится в интернете еще не скоро…

                                                                                                         Макси